Верх

Новостиnew
Игровые расы
Правила
Роли
Внешности
Способности
Гостевая книга

[FRPG] THE TWILIGHT SAGA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [FRPG] THE TWILIGHT SAGA » СМЕРТЕЛЬНЫЙ КОНТРАКТ » Сэм Улей, 20, оборотень


Сэм Улей, 20, оборотень

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://68.media.tumblr.com/8bf8ff0db282c446a0543724e1682da8/tumblr_inline_on21in6Pv31u2s4s8_540.gif
СЭМ УЛЕЙ / SAM ULEY
Кошка Сашка "Стая"
░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░
Возраст/дата рождения: 20 лет / 5 марта 1988 года.
Расовая принадлежность: оборотень-перевертыш.
Клан: клан Квиллетов, стая Сэма.
Навыки: рыбалка, охота, бытовой ремонт, строительство [не слишком мудреное], готовка, стирка, глажка, уборка, навыки выживания в дикой природе [найти пригодную для питья воду, соорудить костер и укрытие, найти пищу, подать сигнал бедствия и т.д.], плаванье, игра на гитаре, плетение браслетов и вязание [чуть-чуть, в основном плетение сетей, морд, силков и т.д.], вождение автомобиля, а так же знание школьных предметов и "стандарт" человека.
Сверхъестественные способности: Обостренные чувства, регенерация, повышенная сила, скорость, ловкость, температура тела, телепатическая связь*, глас Альфы, способность оборачиваться в зверя [черный волк, почти 6 футов в холке].
Занятость: вожак стаи, строитель-халтурщик**.
Краткие заметки:
Место рождения: Ла Пуш, штат Вашингтон, США.
Родственные связи: Томас Улей I [прапрадед, мёртв], Беатрис Улей [прапрабабка, мертва], Чарльз Улей [дед], Клара Улей [бабка], Томас Улей II [дядя], Эллен Улей [тётя], Джоуша Улей [отец, ушёл], Элисон Улей [мать], Эмили Янг [невеста, предмет запечатления], Пол Лэйхот [пятиюродный брат], Леа Клируотер  [пятиюродная сестра], Сет Клируотер [пятиюродный брат]***.
Ориентация: гетеро****.
История персонажа:
1988 год
Брак - союз двух любящих сердец, а ребенок закономерный его итог. Ну, или ребенок - нелепая случайность из-за глупости двух людей, а брак попытка искупить эту глупость. В случае Джоуша и Элисон неверно не то, ни другое. Джоуша едва исполнилось восемнадцать, когда совет старейшин велел ему обзавестись потомством. За считанные месяцы нашли ему милую девочку и сыграли свадьбу. А затем родился Сэм. Вот и всё. Наверное, дальнейшему удивляться при таком раскладе не стоило.
1989 год
Сэму был год, когда Джоуша собрал вещи и ушел. Никаких скандалов, претензий криков, разводов, за Элисон остался дом, фамилия, поддержка семьи Улей и маленький сын, а Джоуша просто ушёл. Сэм не знает, любил ли тот мать или нет, и даже не хочет этого знать. Он вообще не хочет слышать о человеке бросившим их. Единственное, что он знает, ему был год, когда он стал единственным мужчиной в доме, защитником (дяди и деды не в счёт).
1993 год
Сэму пять лет, он считает, что он принесет гораздо больше пользы будучи дома, чем в школе. Однако, мать считает иначе и Сэм, как и все его ровесники поступает в подготовительный класс. Начинается рутина: школа, домашние дела (в пять лет это мытьё посуды и уборка игрушек в комнате, но с годами они меняются и увеличиваются), гуляния с друзьями, посиделки у костра. Сэм оказывается вполне доволен своей жизнью и не считает, что чем-то отличается от окружающих.
Следующие десять лет Сэм учится, как проклятый: он должен быть для матери поддержкой и опорой, а не источником неприятностей. Оценки и поведение Сэма в школе не вызывают нареканий. И не только в школе. Помимо учебы в школе он учится готовить (не изысканные блюда, конечно, но накормить себя и других вполне способен), заниматься бытовым ремонтом (починить проводку, поставить прокладку, забить гвоздь, сделать табурет и прочие житейские мелочи), играть на гитаре, разводить костры, плавать, охотиться, рыбачить, немного вязать и разбираться в машинах, узнавать местных зверей, птиц, растения, и даже плетёт браслеты - в общем осваивает программу минимум и чуть-чуть максимум для мальчишки  из резервации.
2002 год
В год поступления в старшую школу, за хорошую учебу, мать дарит ему машину. Ну, как ему, себе. Сэму четырнадцать и у него нет прав. Впрочем, не смотря на то, что он получает в этом же году ученические права, машиной всё равно чаще пользуется мать. Сэм не возражает, большой страсти к "железным коням" у него нет.
2003 год
Следующий год становится счастливейшим годом в жизни Сэма, по крайней мере, в жизни того Сэма. Пятнадцать лет, пубертат, гормоны. С Леа Клируотер он, разумеется, был знаком и раньше. Во-первых, в резервации в принципе сложно найти кого-то незнакомого, а во-вторых они десят лет учились в одной параллели, временами работая в паре. Их даже можно назвать хорошими друзьями. И это не говоря о том, что являясь дальней родней они регулярно пересекались на семейных торжествах. Но именно в тот год, он посмотрел на неё абсолютно другими глазами. Приятельство и дружба стремительно переросли в первую влюбленность и любовь. Сказать, что Сэм тут же решил жениться на Леа и построить семью - соврать, но подобные мысли появились довольно скоро. Уже через год он точно знал, чего хочет добиться от своей жизни - нет, не звезд с неба, а своёго дела и большой семьи вместе с Леа. Тихое семейное счастье: крепкий дом, крепкий быт, крепкие узы и много детишек. Увы, судьбе было угодно иное.
2005 год
В конце лета Сэм становится раздражительным.  Ему жарко, у него волчий аппетит, он срывается из-за сущих мелочей. Он умудряется поссориться и не по разу со всеми друзьями, наговориться кучу гадостей любимым женщинам и даже несколько раз подраться в школе, прежде чем происходит это. Он обращается. То, что он обернулся, Сэм понял сразу, сложно не понять, когда ты вдруг становишься огромным черным волком под шесть футов в холке. А вот что делать дальше - нет. Две недели, две долбаных недели в ноябре последнего школьного года, Сэм пробыл в шкуре волка, питался зайцами и рыбой, сходил с ума, рвался уничтожить какого-то врага и не понимал, не понимал, что с ним. Ему потребовалось две недели, что бы найти себя в той мешанине запахов, звуков, чувств и мыслей, что бы попытаться вернуться, что бы захотеть вернуться. Древние легенды не врали, а если и врали, то не во всем. Сказать, что Сэм был напуган, ничего не сказать. Добираться голым ранним утром до дома с лесной поляны, где он устроился давеча на ночлег было тем ещё приключением, хотя не большем, чем предыдущие дни и ночи. Рассказать кому-то о том, что произошло, Сэм не смел. Как и соврать. Он постоянно отмалчивался, где был эти недели и что делал. Если притвориться, что ничего не было, может ничего и не будет? И тем не менее страх, что вновь станет волком стал неотъемлемым спутником Сэма. Он замкнулся, стал отталкивать от себя всех. Впрочем, долго это не продлилось. Старый Квилл, старейшина клана оказалось знал, что с ним происходит и охотно посвятил его в это. Виновниками всего оказались Каллены, красавцы переехавшие в Форкс. На вампиров, сломавших всю его, и не только его, как посвятили позже старейшины, жизнь Сэм злился, но особой ненависти к ним не испытывал. Где они, а где он, да и жить в целом со зверем внутри можно (хотя полный контроль над трансформацией не давался ему ещё долго). Больше всего Сэма злила невозможность рассказать обо всем Леа и матери, долг перед кланом заставлял его молчать. Всё, что он мог, это  сказать матери, что у него дела со старейшинами, а Леа клясться, что не изменяет ей и не нарушает закон. Слишком мало для доверия, но вполне достаточно для любви.
А затем обратились Джаред и Пол и жизнь внезапно стала проще. Когда на тебе ответственность за других, на собственные проблемы времени не хватает, да и телепатия оказалась крутой, хотя и крайне смущающей штукой. После свиданий с Леа, или наоборот если их долго нет, Сэм пришел к выводу, что лучше не обращаться. Но все это мелочи жизни по сравнению с безумием, в котором он себя подозревал.
А потом наступил ужаснейший день в его жизни. Счастливейший день в его жизни. К Леа приехала её кузина - Эмили Янг, один взгляд в её глаза и всё, весь мир Сэма разрушен до основания и отстроен заново. Тем же вечером он расстается с Леа, а через два дня, дождавшись. когда Эмили вернется в родной дом приходит к ней. Он дарит ей своей сердце, признается в любви, рассказывает всё, что она хочет знать, а когда Эмили не верит ему обращается на её глазах. Он хочет быть с ней, хочет, что бы она любила его, верила ему, доверяла. Читая книги, Сэм всегда смеялся над персонажами, которые шли на все ради любви, но сейчас он сам предавал себя, семью, стаю, племя, честь, гордость, совесть - всё. Если бы Эмили сказала ему уничтожить племя квиллетов, он бы сделал это, что бы её порадовать. К счастью, она этого не попросила. Она попросила вернуться к Леа. Что бы отказать ей в этой просьбе, Сэму пришлось собрать все крохи собственного достоинства. Он слишком любил Леа, что бы врать ей в лицо и обречь на жизнь с тем, кто будет боготворить другую. И это чуть не стало большой трагедией. Эмили сказала, что он как Джоуша, и это вывело его из себя. Секунда и он уже зверь, готовый её разорвать - страшные раны на лице и руке Эмили - вот цена его вспышке гнева, вот цена его отказа объекту запечатления. Впрочем, цена могла быть больше. Сэм был уверен, что убил девушку, и не будь у него стаи все могло действительно выйти именно так. К счастью Джаред тоже будучи в обличье волка услышал его, и рассказал Полу и... Сью Клируотер. Она была не только матерью Леа и тетей Эмили, но старейшиной и медсестрой: знала тайну племени и могла помочь. Эмили была доставлена в больницу, персоналу которой скормили байку, будто бы на девушку напал медведь. Всё обошлось. А могло не обойтись. Именно этими мыслями терзался Сэм, размышляя о самоубийстве. К счастью Эмили захотела его видеть, и не захотела его смерти, напротив, побывав на краю она решила выбрать его. Сэм был безумно счастлив. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Старейшины рассказывают ему  о запечатлении и все становится на свои места. Это опять не безумие, это опять Каллены. Сэм заканчивает школу. Эмили выписывают из больницы. Они съезжаются. Леа их ненавидит.
2007 год
Жизнь идет своим чередом. Стая большую часть времени тусуется вместе и почему-то столовается у них с Эмили в доме. В Форкс приезжает местная девчонка Белла и крутится непозволительно близко к Калленам. Впрочем, Форкс - это не территория стаи, а Белла не из квиллетов, и Сэм не вмешивается, только присматривает издали. Жива - вот и ладно.
2008 год
Сэм ждет, когда Джейкоб Блек достигнет половой зрелости и обратится в волка, что бы передать ему полномочия вожака. Чего он не ожидает, так это обращения Эмбри Колла. Тот не должен был обратиться, но обратился, а значит, что кто-то из старшего поколения был неверен своей супруге. Сэм ставит на Джоуша и потому не знает, как ему относиться к Эмбри. В итоге он относится к нему, как к рядовому члену стаи, помогая и обучая. Вопрос о крови Эмбри не поднимается и старательно замалчивается. А вот долгожданное обращение Джейкоба не приводит к ожидаемому результату: брать на себя ответственность за волков он не хочет. Зато хочет раскрыть секрет племени и Калленов Белле. Идиот. А может и не нет. Вскоре девушка сама узнает эту тайну, причем таким образом, что её приходится спасать, правда не от Калленов, а от какого-то кочевника. Не смотря на свою ненависть к желтоглазым. Сэм предпочел бы, всё-таки соседство с ними, но они свинтили ещё осенью.
Весна встречает их трагедией. Сэм уверен, что в смерти Гарри Клируотера виноваты вампиры, но улик нет. Сью Клируотер входит в совет племени, а стая внезапно пополняется двумя волками Леа и Сетом. Девушкой и ребенком! И ладно бы просто девушкой... Сэму кажется, что он не может дышать в образе волка. Теперь Леа всё знает, всё понимает... но это ничего не меняет, ей всё равно больно, а вместе с ней больно и всей стае.
Каллены возвращаются, как будто они итак мало натворили дел! Хотя, хорошо, что они возвращаются, Сэм не уверен, что стая в одиночку справилась бы с армией новорожденных вампиров. Они итак чуть не теряют Леа и Джейкоба, который бросился ей на помощь. За то, что Каллены помогли сохранить стаю, сохранить племя, сохранить жизнь Леа, Сэм почти готов их простить. Почти.
Ему жаль Джейкоба, чью жизнь, эти вампиры так же растоптали. Хотя по факту девочка всего лишь предпочла другого (не самого достойного, к слову), за это можно набить сопернику морду в качестве морального удовлетворения (если подобное тебе по зубам) но не более. Сэм уважает выбор Джейкоба отпустить Беллу, и не позволяет стае мешать ему зализывать душевные раны.
В конце лета девчонка становится женой вампира и, закономерно, сама скоро станет вампиром. Это нарушает соглашение, но Сэм готов закрыть на это глаза, и приказать стае закрыть на это глаза. Это собственный выбор девушки, а не принуждение. Всё меняет лишь тот факт, что она беременна от вампира. Монстра, которого она носит под сердцем следует уничтожить во имя мира. Из двух зол надо выбирать наименьшее. Между убийством ребенка и истреблением всего штата Вашингтон, а главное резервации, Сэм выберет первое, и готов самолично взять на себя этот грех. Как будто им мало того, что вампиры итак шляются по штату, как у себя дома, заливая его кровью. Но Мстители спрятались и затаились, да и далеко они от резервации, а монстр вот он. Вот только Джейкоб, до этого рьяно подбирающий всех на бой, вдруг меняет решение и желает рискнуть племенем ради женщины, выбравшей не его. Сэм, конечно, собирался отдать Блэку власть, но не при таком раскладе, не такой ценой.
Конфликт двух Альф и стая распадается на две - беспрецедентный случай. Впрочем, выбор Джейкоба Сэм понимает и в какой-то мере даже одобряет. Как и выбор Леа и Сета, хотя их уход, её уход, ранит его гораздо сильнее. До рождения девочки они ничего предпринять не успевают, а после её рождения... Кто ж знал, что Ренесми Каллен станет объектом запечатления Джейкоба, а значит неприкосновенной для квиллетов? Теперь Сэму остается только надеяться, что она не прикажет уничтожить племя и не начнет без разбора охотиться на людей.
Предполагаемая внешность: Chaske Spencer [Чэск Спенсер]
░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░ ░
Пост на свободную тему:

Утро после первого обратного обращения

Всё тело болит, ломит, ссадит. Всё тело будто в огне. Утренний холодный ветер холодит кожу, и заставляет все волоски на теле вставать дыбом. Сэм с трудом делает первый неуверенный вдох. Легкие наполняются студеным свежим  воздухом. В первый момент  Сэму кажется, что все запахи начисто пропали, что он ничего не чувствует, совершенно ничего. Это даже пугает. Но уже в следующий момент обоняние привычно разделяет единый запах на составляющие. Сэм вздрагивает всем телом, глубоко дышит и пытается успокоиться. Сердце стучит ударов сто двадцать в минуту.  От земли идет холод. Осень.
Сэм торопливо ощупывает себя, проводит руками вдоль туловища, убеждаясь, что он жив, что он опять человек. Ни шерсти, ни клыков, ни когтей. Если б он не находился черте где посреди леса, Сэм подумал бы, что предыдущие дни были всего лишь одним кошмарным сном. Впрочем… может и были! Может быть он лунатил! Может быть сегодня всё ещё восьмое ноября и ему через пару часов в школу. Губы непроизвольно растягиваются в улыбке. А после школы они договаривались с Леа прогуляться по пляжу. Сэм торопливо облизывается и загнанно оглядывается по сторонам. Да, он всего лишь лунатик, всего лишь долбанный лунатик. Ему это всё приснилось. Мысль о том, что не в его привычках спать голяком Сэм настойчиво гонит прочь, он не позволяет себе даже задуматься об этом. Высокая трава, ветки кустарника, утренний ветерок и свежевыпавшая роса упорно напоминают Сэму о его незавидном положении, но тот предпочитает беспокоиться о том, как бы его кто-нибудь не увидел, а не о том, как он оказался в этом положении. Матери не нужны сплетни о сыне-эксбиционисте, о сыне – любовнике замужней женщины. И сплетни о сыне-лунатике её тоже не нужны. Да  Леа не будет о них в восторге.
Добраться до дома сложно. Сэм таится за  кустами, передвигается короткими перебежками. Впрочем, основная сложность  – понять куда идти. Лес кажется незнакомым, странным и сориентироваться непросто. Солнце уже поднялось над горизонтом, когда Сэм уверенно находит путь к дому. За знакомыми кустами около заднего входа собственного дома Сэм прячется, когда на работу отправляются самые ранние трудяги. Солнце вовсю прогревает воздух, птицы разливают свои трели в листве кустов, на чердаках, в траве.  Сэм чувствует себя крайне некомфортно, когда голышом вытаскивает запасной ключ из-под камня и пробирается на кухню. Он многое предполагает увидеть, но только не ту картину, что престает перед его глазами.
На кухне царит порядок. Вся посуда перемыта и стоит в шкафчиках. Нет ни пятен, не подтеков, не крошек. Запах хлорки и лимона кажется, пропитал все деревянные, металлические и фарфоровые поверхности. Это почти приятно. Это почти противно.
Кухня почти стерильно вылизана. За исключением одного «но». Мать сидит за столом, сложив голову на руки, забывшись тревожным болезненным сном, и то и дело вздрагивает во сне. Её блестящие черные волосы потускнели, и выглядят неопрятно-неряшливо. Рядом на столе лежит мобильный телефон.  На календаре, висящем на стене, черным маркером поставлено пятнадцать больших крестов. Последним зачеркнут вторник, но не восьмое, а двадцать второе. Двадцать второе. Сэм тяжко опускается на пал там же  где и стоял. Этого не может быть. Этого просто не может  быть. Он не мог прошататься в сомнамбулическом сне более двух недель. Он не мог. Не мог. Сэма трясет, он отказывается в это верить.
Мама? – голос хриплый, тихий, больше похожий на писк слепого котенка. Сэм чувствует как мир вкруг него сужается, рушится. Он знает, что должен будет сейчас что-то соврать. Он не может рассказать матери, что бы волком и бегал по лесам. Она решит, что он чокнулся и будет права. Ей не нужен сын псих. Но на ум не приходит ничего сколько бы то убедительного, и Сэм с замиранием сердца считает секунды до того момента, как мать откроет глаза. Пять. Четыре. Три. Два. Один.
Сэм?!.

Связь: ЛС, в случае необходимости дам ISQ, Skype, VK

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.



* Только в звериной форме. Неограниченная внутри своей стаи. С чужой стаей: только с вожаком, только по взаимному согласию, и только то, что хотят показать.
** Халтурщик, не смысле, халтурит на работе, а в смысле работает непосредственно на себя, а не в какой-то фирме. Так же не имеет лицензии, т.е. официально нанять его нельзя, только так, "подкинуть халтурку".
*** На самом деле в том или ином родстве состоит почти со всеми жителями резервации, и точно со всеми оборотнями-квиллетами, но там  родстве черт ногу сломит.
**** Пока был человеком об ориентации особо не задумывался, отдавая предпочтение сильным девушкам, а именно Леа, став оборотнем пересмотрел свои взгляды на мир и мог бы назвать себя "би", однако запечатление на Эмили и её согласие (!) предопределило дальнейшую ориентацию.

+4

2

Sam Uley
Доброго времени!
У меня есть несколько вопросов.

Sam Uley написал(а):

Джоуша Улей [отец, ушёл]

Почему не Джошуа?

Sam Uley написал(а):

Не смотря на свою ненависть к желтоглазым. Сэм предпочел бы, всё-таки соседство с ними, но они свинтили ещё осенью.

Почему он так бы предпочел?

Sam Uley написал(а):

Весна встречает их трагедией. Сэм уверен, что в смерти Гарри Клируотера виноваты вампиры, но улик нет.

Может взять книжный канон, а не фильм?
Когда принимался Сэт, ориентировались на книгу.

0


Вы здесь » [FRPG] THE TWILIGHT SAGA » СМЕРТЕЛЬНЫЙ КОНТРАКТ » Сэм Улей, 20, оборотень


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC